Недавно интернет-издание «Накануне.Ru» опубликовало интервью с депутатом российской госдумы г-ном Сергеем Марковым, который пытается доказать, что грузины заняты фальсификацией истории. Следует отметить, что г-н Марков является членом действующей при президенте России «Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» (само по себе примечательно, что в России действует такая комиссия). Таким образом,  борьба с «фальсификаторами истории» – его прямая обязанность. Посмотрим, как справляется с этим делом господин Марков.

Из слов г-на Маркова, вынесенных в заголовок – «Чтобы сохранить власть, нынешние грузинские лидеры вынуждены прятать правду», явствует, что Грузия (а не только грузинское руководство, как это часто стараются показать определенные силы в Грузии и России) еще раз оказалась под прицелом российских политиков. Как впоследствии обнаруживается, эта «правда» касается истории российско-грузинских отношений, которую президент Саакашвили, оказывается, скрывает от грузин, так как по его требованию «грузинских школьников должны напугать советской и российской оккупацией». Дело касается учебника «Российско-грузинские отношения в XIX-XXI веках». Не станем терять времени на то, чтобы доказывать, насколько абсурдно утверждение о том, что у грузинского руководства для собственного спасения не остается  ничего другого, как «бороться с исторической правдой». Но к чему борьба, если нам, грузинам, нечего скрывать и незачем оправдываться. Что касается устрашения грузинских школьников российской агрессией-оккупацией, то два года тому назад российская армия хорошо справилась с этим заданием Кремля, применив новую военную технику и военную авиацию, бомбила грузинские города и села.  Между прочим, сегодня эти события уже стали историей, новейшей историей, которую грузинские школьники увидели своими глазами. Многие из них на себе испытали все ужасы российской агрессии, что на всю жизнь запечатлено в их памяти.

Давайте посмотрим, что предлагает нам г-н Марков «чтобы не раздувать пожар вражды между народами». По-видимому, он хорошо понимает в этом плане значение истории и историков. Поэтому он и выдумал нечто странное: надо написать две истории. Одна – история для профессиональных историков – толстая книга, историческое исследование. В ней  можно будет прямо обсуждать любые темы, но «это должно быть с ограничено профессиональным обществом и не должно влиять на общественную мысль» Отдельно, надо создать вторую историю – для широкой общественности, т.е. для масс; это будет т.н. «общественная история». Именно соответственно с этой второй историей и должны писаться учебники, популярная литература, должны сниматься фильмы. Только такая история должна попадать в СМИ, телепередачи и т.д.

Согласно классификации г-на Маркова, первая – это настоящая история, которая должна быть известна только профессиональным историкам. А вторая – это ненастоящая история, написанная для остальных, рядовых людей, для создания ложной общественной мысли, т.е. для введения общества в заблуждение и создания у него ложного представления о собственной истории.

Зачем г-ну Маркову понадобилось говорить « о теории двух историй»? Как видно из его последующих размышлений, его никак не устраивает, чтобы  реальные исторические факты и оценки стали бы доступны и открыты для рядовых людей. Поэтому и запрещает г-н Марков нам, профессиональным историкам, «лезть в телевизор» и «волновать людей нашими идеями». Он не хочет, чтобы люди узнали правду о «справедливости» России, о том, как «спасла Россия Грузию от физического уничтожения». (Хотя, следует признать, что «марковская теория» содержит определенные «прогрессивные элементы», так как, все-таки, он допускает для профессиональных историков, говоря его же словами, «академическую свободу», что подразумевает правильное описание и оценка  исторических событии, пусть даже  скрытно от других).

Яснее ясного, что упрекая нас в фальсификации истории, Марков сам призывает к ее фальсификации. Поэтому он нас грузин обвиняет в «националистическом подходе» к т.н. общественной (т.е. предназначенной для народа) истории. Т.е., оказывается, что мы, в Грузии способствуем разжиганию ненависти между народами с помощью истории, что якобы «ввергло молодую грузинскую государственность в несколько войн с абхазами и осетинами и даже в конфликт с Россией». Но ведь не требует доказательств то, что именно  по прямому указанию Кремля и по его заказу, при активном использовании фальсифицированной истории происходило и происходит искусственное разжигание в абхазах и осетинах антигрузинских и сепаратистских настроений. Цель этих действий – не допустить создания независимого грузинского государства и его выхода из российской орбиты. Эта политика Кремля продолжается и сегодня, и ее плачевные результаты (в том числе и для самих абхазов и осетин) налицо. Всеми усилиями разжигается ненависть между народами, чтобы затем предстать в роли примирителя и показать миру: без «русских штыков» мир в регионе   не установить!

Фактически г-н Марков не только призывает к написанию учебника ложной истории, но у него еще имеются и соответствующие директивы. Он требует, чтобы в учебнике было отмечено несколько «фактов». Приводим эти «факты»,  сохраняя при этом авторский стиль:

  1. Грузия вошла в состав Российской империи добровольно, по многочисленным просьбам, с её стороны.
  2. Тогдашнее российское руководство не выдержало строго условий договора. Оно пошло на полный демонтаж грузинской государственности и включило ее  в состав Росии на правах губернии.
  3.  Грузия никогда не существовала в том виде, в каком она была в составе Советского Союза. Вообще, единой Грузии, как таковой, вне России не  было, ни до того, как она стала частью России, ни после.

Напомним Маркову, что упоминаемый им договор (который он почему-то не называет), является Георгиевским трактатом. Не знаем, знаком ли он с положениями этого договора, но факт, что царство Картли-Кахети в силу этого договора добровольно вошло под покровительство России (но не в состав!) с сохранением всей государственной атрибутики и при непременном условии, что царская династия Багратионов оставалась бы правящей династиеи. Однако, Россия не только «не выполнила до конца условий договора», она сознательно нарушила все пункты Договора. Царская Россия, воспользовавшись полным доверием царя Ираклия II,  вероломно, одним мановением руки, расправилась с вошедшим под ее покровительство царством Картли-Кахети – главной опорой грузинской государственности, обязанности по защите которого были взяты на себя самой императрицей Екатериной II в 1783 году. Хотя, какой принципиальный договор, подписанный с Грузией, не нарушала Россия? Вспомним договор между Россией и Грузией от 7 мая 1920 года, согласно которому, Советская Россия признала независимость первой (демократической) Грузинской республики и это она сделала после того, как убедилась, что в этот период у нее не хватило бы сил покорить ее. Не прошло и года, как независимость Грузии была еще раз попрана и уничтожена в результате «красной» агрессии. Кто учился в советскую эпоху, хорошо помнит, как нас убеждали в том, что мы добровольно вошли в «большую советскую братскую» семью, а борцы за свободу родины были зачислены в список «врагов народа».

Вспомним, как неоднократно нарушались противоборствующей стороной (под которой, несомненно, подразумевается Россия) соглашения во время т.н. абхазской войны, или невыполненное по сегодняшний день, соглашение от 12 августа, 2008 года которое было подписано при посредничестве президента Франции Николя Саркози. К сожалению, вот с таким надежным «партнером» нам приходится иметь дело.

Цинично звучат слова г-на Маркова: «присоединение Грузии к России на правах губернии». На самом деле это означает, что Грузия была присоединена без каких бы то ни было прав, даже без прав автономии. Говоря прямо, такое присоединение называется захватом. В истории всему есть свое имя. Мы вправ отказаться от термина «присоединение», искусственно укоренившегося еще в российско-советскую эпоху; Это был специально выдуманный термин, который должен был скрыть реальные цели Российской империи. В чем тогда нам упрекать Османскую империю? Ведь и она в одно время «присоединила» к себе Южную Грузию «на правах вилайета». Может Россия с меньшим упорством стремилась русифицировать грузин, чем турки-османы омусульманить их?! Разве приходится историкам доказывать это?

Оказывается, и единая Грузия была лишь продуктом российской имперской политики. Но что же тогда делать с «золотым веком» нашей истории со времен Давида IV-го до эпохи царицы Тамар? Что делать с  Грузинским царством, раскинувшегося «от Никопсии до Дербента»? Но и это не аргумент для недоброжелателей Грузии, и даже не проблема: главное – заставить нацию забыть собственную, реальную историю, а потом людей можно убедить в чем хочешь. Вот, например: если хотите, чтобы Грузия по-прежнему существовала, должны вернуться в состав России. Нам говорят: и не думайте мечтать о независимости, спасение – в отказе от этой вечной ценности и – в России. Это еще один пример того, почему наш северный сосед предлагает нам исказить реальную историю и это мы должны сделать под лозунгом «борьбы с фальсификацией».

Россия желает всеми средствами оправдать разожженный ею же абхазский и осетинский сепаратизм в историческом аспекте, стерев из истории факт существования единого Грузинского государства. Абхазия и т.н. Южная Осетия, оказывается, существовали лишь в составе входящей в Советский Союз Грузии. Т.е. Россия нам их «даровала», а так как мы «передумали» жить с Россией в одном государстве, то Россия и решила забрать назад свое «подношение». Как пишет г-н Марков: «Становится ясным, почему абхазы и осетины не пожелали жить с грузинами после того, как Грузия убежала из СССР». Между прочим, г-н Марков пишет и о том,  что «под покровительство России была принята не Грузия, а царство Картли-Кахети». Было бы хорошо, если автор ознакомился бы с элементарной исторической географией и убедился, что территория т.н. «Южной Осетии» и в те времена входила в состав именно того царства Картли-Кахети и именно вместе с ним была инкорпорирована Российской империей. И вообще, этот регион представлял собой значительную часть Шида Картли ( в еще более древнюю эпоху этот край был частью т.н. исторической «Зена Сопели»). И в эпоху существования единой Грузии, он находился в пределах границ восточногрузинского государства (Картлийского Царства). Вообще, т.н. «Южная Осетия» действительно является «шедевром» царской а потом советской имперской политики. Ведь такого понятия не существовало до этого, и сегодня «существует» лишь усилиями России. Г-ну Маркову не следует забывать и того, что со времени зарождения в Западной Грузии государственности, Абхазия находилась в составе Западно Грузинского Царства (Колхети-Эгриси). И ее отторжение на короткий период было лишь заслугой «единоверной» Византии. Более того, после этого на протяжении многих веков вся Западная Грузия называлась «Абхазией», равно как слово «абхаз» стало нарицательным общим именем всех жителей Западной Грузии (В русских летописях соответствует этнотермину «обез»). И только в период позднего средневековья «Абхазское княжество» существовала как отдельная политическая единица, подобно Гурийскому, Сванскому, Одишскому княжествам.

Г-н Марков призывает нас также «вспомнить, как Грузия входила в состав России, и то, что она это делала под угрозой полной ликвидации». Оказывается, Россия даже не «принимала» нас в свою империю, это сами грузинские царства и княжества  по частям, друг за другом начали входить в вожделенную империю.

Интересно, как Марков рисует суть  «угрозы полной ликвидации Грузии»: оказывается, в то время, когда восточногрузинские царства находились в вассальной зависимости от персов, персидский шах решил полностью уничтожить грузинское государство. По утверждению г-на Маркова, всех жителей Грузии планировалось переселить во внутренние районы Персии, а их территорию заселить персами. Некоторые деревни, персияне уже успели депортировать, и по словам С. Маркова, потомки грузин сейчас живут в Месопотамии, на территории нынешнего Ирака. Они не сохранили ни языка, ни традиций. Для большей убедительности автор добавляет, что любой желающий может поехать туда и убедиться «какая судьба была уготована грузинской нации, если бы она оказалась вне России». Во что бы рпевратились грузины в составе Османской империи, пишет Марков, можно убедиться на примере лазов, малой народности, которая живет сейчас в Турции. По словам автора, там они стали героями не очень политкорректных анекдотов, примерно таких, как чукчи в России.

Видно, г-н Марков лишь понаслышке слышал кое-что об истории грузинского народа, и этими своими «познаниями» он пытается понасобирать полезную для российского имперского сознания «историю», или, что более вероятно, преднамеренно пытается ввести в заблуждение общественность с помощью истории, специально выдуманной для этой цели. Вот поэтому-то мы решили ответить ему, тем более, что это – такая постановка вопроса характерна не только одного российского политика. К сожалению, так думает и мыслит большая часть современной российской политэлиты.

Начнем с того, что и в период «присоединения» (1801 г.), и даже ко времени оформления Георгиевского трактата (1783 г.), во время царствования царя Ираклия II, обединенное Картли-Кахетинское царство было сильным восточногрузинским государством. Оно уже освободилось от вассальной зависимости  Ирана. Уже давно «канул в лету» и период выплаты  Персии дани. Ослабленная Персия, где претенденты на шахский трон были заняты войной друг с другом (интересно отметить, что одного из них – Азат-хана царь Ираклий II  победил в сражении и даже взял его в плен), уже не представляла для Грузии опасности. Более того, Картли-Кахетинское царство во главе которого стояли Ираклий II  и  его отец Теймураз II, войной подтвердило свое превосходство над закавказскими ханствами. Конкретно,  это касается находящимся до этого под властью Персии Ереванского, Гянджииского и Нахичеванского ханств. Ираклий II  не только подчинил их, но и заставил их платить дань.

Интересно знать, какой же шах задумал в этот период, полностью выселить грузин с насыженных мест? И кто успел уже выселить часть грузинского населения? Может г-н Марков расскажет нам об этом. Такого шаха мы не обнаружим не только в конце XVIII века, но и за все это столетие. Персидским шахом, который и впрямь вынашивал планы уничтожения грузин, и даже приступил к его осуществлению, выселив часть населения из Кахетии, был шах-Аббас I (тогда Картлийское и Кахетинское царства действительно были вассалами Ирана). Но этот  захватчик прибег к этим страшным  мерам в 10-е годы XVII века. Т.е. почти двумя столетиями раньше захвата Россией Картли и Кахети, и его попытки потерпели полный крах: он не смог уничтожить ни Грузию, ни грузин. Наоборот, грузины уничтожили половину его наилучшей армии. Так как эта история никак не связана с установлением в Грузии российского владычества, хотя бы из-за хронологической  разницы (после этих событий в Грузии и во всем регионе политическая ситуация менялась не раз),  то смеем думать, что г-н Марков сознательно не упоминает шаха-Аббаса;  В этом случае, обнаружится, какими методами пытается он ввести  в заблуждение читателя, чтобы представить Россию в роли  «спасительницы». Это намеренное или ненамеренное хронологическое смешение должно быть причиной того, что г-н Марков, выглядит немножко растерянным. И о царстве, существовавшем в Восточной Грузии до «присоединения» к России, говорит то во множественном числе, то в единственном (на самом деле существовавшие во времена шаха-Аббаса в отдельности Картлийское и Кахетинское царства за более чем полвека до прихода сюда русских, уже были объединены в одно царство).

Плодом фантазии автора является и существование в Месопотамии (в том же Междуречье) переселенных грузин, большинство из которых по его словам, со временем выродились. Туда никогда никого из Грузии не выселяли. Г-н Марков, наверное, хоть  теперь учтет, что если кто-нибудь решит увидеть потомков грузин, переселенных шах-Аббасом, он должен будет посоветовать ему отправиться в Иран, в  частности – в Ферейдан, где своими глазами увидит потомков грузин, сохранивших родной язык и грузинское самосознание (хотя переселенные в другие края Персии  грузины этого не сумели сделать).

Итак, если мы исключили из страшных поработителей Персию, может Османская империя намеревалась проглотить Грузию, если бы не «Россия-спасительница»? В продолжительный период царствования Ираклия  II, Османская империя не только ни разу не пыталась утвердить в Восточной Грузии свое влияние хоть в какой-либо форме, она даже никогда не выражала  претензии на это; Османы, в этот период предпочитали установление нормальных отношений с Ираклием II. Правда, между Османской империей и царством Картл-Кахети были случаи боевых столкновений, но только тогда, когда в надежде спасти Самцхе-Джавахети от османского ига, царь Ираклий пересек со своим войском тогдашние границы и вторгся  на Османскую территорию, в Ахалцыхский пашалык. Кто знаком с нашей историей, он знает о вероломном предательстве русского генерала Тотлебена, который всячески поощрял Ираклия II-го напасть на территорию  противника, но перед решающей битвой, бросил его одного. Тогда, к счастью, злои  замисел Тотлебена не осуществился. Грузины под предводительством Ираклия II в 1779 году и без помощи русских войск одержали  блестящую победу в Аспиндзском сражении. Но из-за недостатка военных сил им пришлось возвращаться назад. Как раз, в это время Ираклий получил следующее известие: русский генерал немецкого происхождения, ведома царя оказался в Тбилиси и начал плести интриги против него.

Османская империя, в свою очередь, заявляла претензии на господство в Западной Грузии. Но после того, как современник Ираклия, молодой  имеретинский царь Соломон I, в 1757 году в Хресильском сражении нанес жестокое поражение османскому войску, Соломон отказался подчиниться османскому султану и прекратил платить дань. Впоследствии, турки-османы в Западной Грузии в основном контролировали только черноморские города-крепости, а Соломон пытался прогнать их и оттуда. В это время, Османская империя была настолько ослаблена, что ей приходилось лишь обороняться. А для принятия каких-либо решительных военных мер и наказания «обнаглевших» грузин у неё никаких сил действительно не было. Теперь, судите сами, как же Османская империя могла проглотить всю Грузию?

Что касается нелестно упоминаемых г-ном Марковым лазов, то история распорядилась так, что большая их часть, за множество столетий, оказалась вне грузинской государственности. При этом, обязательно следует  отметить, что они по сегодняшний день сохранили собственный язык и культуру. Благодаря природному уму и навыкам лазы в сегодняшней Турции занимают довольно высокие государственные должности. Например, нынешний премьер-министр Турции – лаз по происхождению. По нашему мнению, Марков должен принести извинения представителям этой этнической группы из-за того, что он назвал их отсталым народом. Абсолютно некорректно сравнение лазов с чукчами. Этим циничным замечанием Марков наносит оскорбление своим же гражданам, да впрочем, и самому себе тоже. О какой тут корректности и этике можно говорить?!

Тут же, само собой возникает еще один вопрос: если Ираклию не угрожала опасность, ни со стороны Персии, ни со стороны Османов, то почему ему понадобилось покровительство России? Чуть ниже, мы коснимся реальных причин возникновения идеи трактата, а сейчас, коротко об`ясним, что главнейшей целью этого договора для Ираклия была не защита от внешнего врага, что он успешно осуществлял и своими силами, а освобождение и возвращение при союзничестве с Россией и при ее поддержке, захваченной Османской империей грузинских земель, в случае начала ожидаемых российско-турецких войн. В первую очередь, это касалось Ахалцыхского пашалыка. В свою очередь, Россией двигали совершенно другие, скрытые от грузинского царского двора цели. Россия стремилась полностью покорить Грузию, поэтому в ее планы вовсе не входило усиление Картли-Кахетинского царства. Именно поэтому, после подписания Георгиевского трактата положение Картли-Кахети ухудшалось изо дня в день. Из-за союза с Россией у нее умножились враги, а обещанной поддержки со стороны сильного союзника не было видно. Именно этот трактат и строгое выполнение его условий царем Ираклием были единственной причиной похода на Грузию Омар хана (1785) и Ага-Магомед-Хана (1795). Россия не только не выполнила взятых на себя обязательств – помочь военной силой Ираклию, а наоборот, сделала все, чтобы поощрить Иран на эту последнюю агрессию против грузин. Россия, с одной стороны, обещала Ираклию помощь, а с другой стороны, эмиссарам шаха намекала, что не собирается выполнять обещанного. Пожилой Ираклий не мог себе представить, что со стороны единоверного государства можно было ожидать такого вероломного предательства. В результате, Ираклии получил Крцанисскую битву и разрушенный Тбилиси. Лишь после этого, Россия начала вводить обещанные войска, но не для оказания помощи грузинам (Ага-Магомед-Хан вскоре был убит в своем шатре заговорщиками), а чтобы завлдеть уже обессилевшим Картли-Кахетинским царством.

Не думайте, что демагогия г-на Маркова ограничивается только лишь вышеупомянутыми фактами. Она имеет продолжение. Так, например, он пишет: «Российская империя, сейчас об этом можно говорить прямо, не горела желанием получить Грузию. Тогда вектор нашей экспансии был ориентирован на запад, на Балканы. С Грузией мы получили одни проблемы, присоединение Грузии к России было одной из причин, почему Кавказская война затянулась на более чем сто лет. Россия защитила Грузию от внешних врагов, прежде всего, потому, что грузины были нашими единоверцами. Русские государи защищали там Православие, и об этом тоже нельзя забывать».

Вот так, оказывается, Российская империя просто не могла позволить себе отказать в просьбе единоверным грузинам, не внять их мольбам, а то  она и не думала вообще переходить через Кавказскии хребет. Таким образом, по Маркову получается, что Россия в лице Грузии просто взвалила на себя тяжелую ношу (вот теперь то понятно, почему  на родине  Маркова нашу родину прозвали «Грузией», она для них оказалась очень тяжелым «груз»-ом…). Но одно непонятно – почему же сейчас, спустя более, чем  двухсот лет, понадобилось утверждать, что у России не было надобности присоединять Грузию. Неужели эту тему блокировала российская имперская цензура? Конечно же, причина не в этом. В Российской империи никогда не скрывали своего интереса к Грузии, но в России, инициатором российской экспансии всегда хотели выдать саму же Грузию. Такое положение дел берет начало еще с того времени, когда Россия посчитала, что настало время, чтоб двуглавый орел своими когтями прибрал к себе все Закавказье. Тогда императрица Екатерина II  призвала своих поверенных на Кавказе оформить с Ираклием договор о покровительстве и обставить дело так, чтобы инициатором этого был бы грузинский царский двор, чтобы грузины думали, что Россия действовала только по их просьбе. Так и был «создан» Георгиевский трактат. Кроме того, письма с просьбами последнего царя Грузии Георгия XII, крайне обеспокоенного итогами разрушительного нашествия Ага-Магомед-Хана, к императору Павлу I ускорило оказание «помощи» Грузии. Но г-н Марков превзошел всех, когда заявил о том, что Грузия сама, без воли на это России «привязалась» к ней. Уже 25 лет, как в России началась «демократизация», и только сейчас у г-на Маркова хватило смелости сказать до конца всю «правду» о присоединении Грузии к России.  По-видимому, странный мы все-таки народ, грузины. Как только поблизости появляется какой-либо захватчик, мы тут же привязываемся к нему со своей страной, да еще навязываем ему свои проблемы.

К сожалению, становится явным, что главной движущей силой российской внешней политики (да и не только ее, наверное,) по сегодняшний день, являются имперские амбиции. Именно с этой целью началось покорение Грузии в начале XIX века. Грузия всегда была «ключом к Кавказу», и овладение ею было главным условием для установления господства на Кавказе. Неоправданно утверждение о том, что Россия в тот период была заинтересована лишь Балканами. Стоявшая на пути усиления, северная империя в тот период почувствовала в себе такие силы, что приступила к экспансии на юге, по обе стороны Черного моря: на западе – она наступала на Балканским полуострове а на востоке – в Закавказье. Это было два направления одного стратегического интереса. С этих двух направлений Россия притесняла своего главного противника – Османскую империю. Захватив Картли-Кахетинское и Имеретинское царства, Россия начинает наступать непосредственно на владения Османской империи. Поэтому русско-турецкие войны, начиная с этого времени, как правило, происходили на двух фронтах – Балканском и Кавказском. Если Россию интересовали лишь Балканы, то почему она действовала столь активно (со всякой точки зрения) на Кавказе? Почему Кавказская война продолжалась (то есть продолжался процесс покорения Кавказа) «более чем сто лет»? Ответы на эти вопросы очевидны. Может г-н Марков уточнит, в чем он винит нас, грузин? Неужели в том, что Россия ввязалась  в захватническую войну на Кавказе из-за Грузии, или в том, что эта война так затянулась?! Он может не отвечать. В обоих случаях, мы будем иметь дело с абсурдными обвинениями. Попытки захватить Кавказ были предприняты Россией  еще задолго до вступления русских в Грузию. Россия не сформировалась бы как империя мирового значения, не завладей она «теплыми морями» и Кавказским плацдармом, к чему она так стремилась. Мы не станем утомлять читателя примерами, подтверждающими это. Что касается затягивания процесса покорения  Кавказа, то России понадобилось по тридцати лет (то есть в целом 60 лет), чтобы одержать победу – с одной стороны над чеченцами и дагестанцами, а с другой – черкесами и адыгами, которые оказались в кольце и были вытеснены в горы именно после того, как Россия овладела Грузией. Если ко всему этому добавить самоотверженность грузинских генералов и офицеров, служивших в рядах российской армии, вообще сомнительно, сумела бы Россия покорить Кавказ, населенный свободолюбивыми и бесстрашными горцами, не овладей она Грузией?

А логика захватчика такова: он завладевает твоей территорией, лишает тебя свободы, отменяет государственность, устраивает тысячи диверсий, чтобы уничтожить грузинскую государственность, а также, не жалеет сил, чтобы лишить тебя родного языка, выжыть из души и сердца национальное сознание и самосознание. И если не сумеет заставить тебя до конца забыть собственную историю, то сделает все, чтобы так исказить ее, что навсегда забудешь идею независимости и свободы, да еще и постоянно будешь чувствовать себя чем-то обязанным своему поработителю. А как же иначе, ведь он сделал такое доброе дело, столько преград преодолел ради твоего благоденствия, столько пролил крови.

Что касается защиты христианства, то и об этом можно все сказать в двух словах: в 1811 году Россия нанесла древней Иверской Церкви непоправимый урон, отменив её автокефалию (самоуправление) и всячески стала притеснять ее, в первую очередь, запретив проповедовать и молиться на грузинском языке.

Когда народ хорошо знает свою историю, то в будущем будет допускать меньше ошибок, и обмануть его будет не так- то просто.

Давайте, не будем разделять историю на общественную и научную, прикрываясь тем, что широкой общественности не надобно знать все. Примем историю такой, какая она есть на самом деле, без прикрас и ложных интерпретаций. Подойдем к ней добросовестно, беспристрастно, а  факты  сами скажут нам все.